5.Эволюция внутренней власти

4 Март 2016 at 06:43

Если проследить развитие всего общества, то я выделяю такие стадии как появление книг, законы написанные на бумаге и затем более современные бумажные деньги. Книги как средства передачи и фиксации, какой либо информации. Их эффективность зависит от количества участников умеющих читать и писать. В обществе, где не умеют читать и писать невозможно, создать закон позволяющий объединить людей более чем тех, которые знакомы между собой. В более большом сообществе с появлением «незнакомых людей» с которыми нужно взаимодействовать, появляется потребность в законе, который бы регулировал взаимоотношение таких людей. Когда как в сообществе состоящим из одной или нескольких семей, когда каждый знает друг друга, потребность в законе отпадает, ввиду действия наиболее естественных законов основанных на доверии и уважении. И как книга некогда служила для передачи информации, со временем взаимоотношения стали фиксироваться на бумаге, так появились законы. Они позволяли правителям создавать более масштабные, единые государства из большого числа граждан. Закон как информация о взаимоотношениях скрепленная властью правителя, в том что в случае нарушения этих законов следует наказание.

vnutri_vlastiТак появляется основа для создания государства с единым пониманием структуры власти и фигурами самих властителей, которые являются гарантами надежности и разумности этой структуры. Сила такого государства, во многом все еще зависела от разумности своего государя и приближенных к нему. Здесь я хочу обратить на саму возникшую потребность в чтении и писании, которая не есть уже некий искусственный инструмент взаимодействия. Который при определенной критической массе способных читать приобрел форму всеобщего закона. Это уже исток, власти основанной на задокументированном сотрудничестве, позволяющему,  соблюдать некую справедливость во взаимодействии незнакомым людям. Справедливость эта устанавливалась правителем, законы Хаммурапи, один из ранних примеров скрепления такого взаимодействия. И так как, разумность лишь от части, зависит от воспитания, но так же и от личностных врожденных качеств, такая система взаимоотношений терпела кризис, когда качества правителя не соответствовали положению. Когда законы исходили не из разумности, но перекраивались под частный временный интерес не дальновидной власти. Или изменялись, когда это было необходимо. Например, в военное время. Но не возвращались к своему изначальному состоянию, необходимому для существования в мире. Так же потребность в законах и власти, вытекают как  из возможности преступлений и насилия как внутри государства, так со стороны другого государства, отсюда исходит потребность в законе и присяге, как обязательство защищать свою страну в военное время.

Феномен войны, отражен нисколько в желании быть более обеспеченным, так как очевидно, что правители не ставят перед собой такую цель, но скорее удовлетворении своих амбиций или идейных устремлений к некому собственному пониманию справедливости. И из-за того, что каждый эту справедливость будет воспринимать по своему, то и соответственно действовать в собственную пользу и ущерб другому. Причем, так как заботы была чаще не о благе народа, а скорее забота о самих идеях силы государства как семьи и единства религии. И здесь высокая миссия государственной религии скрывается в общем состоянии напряженных взаимоотношений постоянной войны. В таких условия само время сжимается. Фактически это было время постоянной мобилизации и пергаментной войны. Если сегодня мы можем планировать сотрудничество на сотню лет, то тогда максимальный  результат любой деятельности нужен прямо сейчас и должен быть выражен в реальном продукте, а не потенциале. Когда как сегодня сам потенциал становится ценностью не предполагая кардинального изменения, то в условиях постоянной военной агрессии все коммерческие отношения создающие этот потенциал рушились не успев окрепнуть. Потому общество жило не коммерцией, но фактически идеей выживания, которое напрямую зависело от силы государства. Религия, которая смогла наиболее лучше сплотить народ вокруг государя и государства и стала ведущей и приоритетной для любого доминирующего за счет своей военной силы государства. Государственная религия всегда могла оправдать любое нарушение частной собственности, включая право на жизнь, во благо государственным целям. Потому любое государство строилось на вере как элементе управления, исходившей из наиболее разумного источника информации о жизни. Который позволял распоряжаться любы человекам по закону военного времени, здесь и сейчас. В моем понимании Троянская война греков, случившиеся из за женщины является классическим совершенно иррациональным пример причины войны. Так же, например, внутренние мотивы семейных войн своего времени хорошо отражает «Макбет» Уильяма Шекспира, когда войны продиктованы не выгодой, но кровными обидами.

makbetЗащищали не столько землю, сколько честь правителя, походы завоевателей, продиктованные несколько стремлениям к достатку, сколько к самими атрибутами власти. Любая уличная драка, в сущности своей и есть война в уменьшенном виде, в которой идет борьба не за какие-то блага, но борьбе за внешний авторитет и соответствующий сферы влияния, следующие за этим авторитетом.  Тем самым война переходит из области захвата территорий, в область доказательства своей силы и соответствующих прав. В  общем случае, это можно представить как игру с нулевой суммой, когда выигрыш одного зависит от проигрыша другого, такой процесс существует и в экономике, но уже в войне не за авторитет, а за рынок сбыта, который так же ограничен. С развитием промышленности и рынка, государства все менее становились зависимыми от ресурсов, но все более от средств производства, капитала государства. Таким образом, золото являющиеся, деньгами, утрачивало свою ценность. Ценность приобретали сами средства к производству ценностей, а затем, когда человек стал в изобилии обеспечивать свои базовые потребности. Ценностью стали обладать инструменты создающий продажу, сверх базовых потребностей. Все более ценным становится не имущество, но те нематериальные активы, такие как технологии,  бренды в виде доверия к продукту и услугам, востребованность связанная с модой. Все что потенциально может принести прибыль, становится продаваемым продуктом обеспечивающим стабильность вложений. Золото, зависимое от притока извне и от добычи, уже не способно обеспечить рост количества благ и в международной торговле, стало заменяться бумажными деньгами. Деньги из себя все более начинают представлять долговую расписку обеспеченную золотом, как всеобщего ценного эквивалента. Само понятие этого долга означало, что человек доверяет некой организации свои средства в виде золота, что бы в любой момент обменять их обратно.

Изначально это было нужно с  целью облегчения самого процесса торговли, но затем и с целью заработать на самом обладании деньгами. Так появляется еще один инструмент власти, основанный на доверии не только к закону и государственной власти, но и основанный на доверии и взаимовыгоде между людьми которые берут и дают деньги в долг. Данный процесс дал возможность перераспределять средства в выгодные сферы и как следствие сделать экономику сильнее.  Денежный знак стал инструментом обозначающим, это доверие общества к банку, которое распределяло средства наиболее эффективным способом путем инвестирования в прибыльные сферы. Со временем деньги и власть закона, все более заменяют собой власть, передаваемую по родству. Сам этот процесс можно назвать как приход к большей экономической и социальной свободе. Права каждого человека становятся равными, создавая возможность для развития честного экономического обмена. Со временем увеличивая стоимость субъективных ценностей, не привязанных к труду, деньги отвязываются от какого либо обеспечения и становятся такой же субъективной ценностью. Управление денежными потоками, становится понятием государственного и надгосударственного управления, так как все государства включаются в международную торговлю становятся хозяйствующими субъектами, выполняющие определённую роль. Внутри самих государств, собственные деньги все менее служат для развития независимого благосостояния своего народа и государственной силы, сколько инструментом поддерживавший уровень жизни, определяющийся международными торговыми соглашениями и соответствующими рыночными ценами, на поставляемую этим государством продукцию. К этому я отношу стоимость рабочей силы, рыночная стоимость ресурсов и товаров, продаваемых на международном рынке, все это в конечном счете определяет уровень возможностей в пользовании международными благами. Таким образом, каждая страна теряет свою самостоятельность, но приобретает некую специализацию и общий доступ к мировому уровню благ.

Похожие статьи:

Leave a reply

You must be logged in to post a comment.